Валерий Тодоровский: в Одессе никто все время не шутит, это ложь

Юбилейный, 30-й «Кинотавр» открылся фильмом «Одесса» Валерия Тодоровского, который, по словам режиссера, был закончен буквально пять дней назад. О том, почему картину пришлось снимать в Таганроге, Ростове и Сочи, когда в Одессе шутят и зачем понадобились кадры с обнажением, Валерий рассказал в интервью .

Действие фильма происходит в 1970 году, во время эпидемии холеры. Мне хотелось показать, как в период карантина в городе все немного сошли с ума. Люди вдруг стали собой и делали то, о чем, возможно, пожалеют, но раскрывая себя по-настоящему.

Много вопросов у зрителей вызвала сцена с капитаншей, которая разделась перед мальчиком. Эта сцена была принципиальной, потому что даже случайный человек, второстепенный персонаж совершил что-то ужасное и нелепое. Это реальная история. Когда мне было восемь лет, одна женщина отвела меня в каюту и спросила: «Хочешь посмотреть на голую женщину?» Я промолчал, и на секунду она обнажилась. Да, это можно вырезать, и фильм не изменится. Но я не буду этого делать.

Зрители-одесситы — отдельная головная боль. Ко мне сразу стали подходить и рассказывать: «Так говорят, а вот так не говорят». Во-первых, я сам одессит, но об этом почему-то забывают. Во-вторых, я серьезно изучал тему. Хотя такое недовольство для меня не новость: после «Стиляг» все стиляги мне говорили, что все было не так.

То, что в Одессе все время шутят, — ложь. Никто не шутит, все живут своей жизнью. Не знаю, хватает ли юмора в моем фильме, но семье, где одна дочь хочет эмигрировать в Израиль, другая, с загубленной жизнью и мужем-алкоголиком, несчастна, где зять влюбился в соседскую 15-летнюю девочку, — не до шуток.

В фильме нет ни одной секунды, снятой в Одессе. Хотя это, конечно, было бы проще организационно и технически. На этапе подготовки я встречался с директором Одесской киностудии, с мэром города, и они оба сказали: «Мы хотим!» Но потом меня попросили дать список всех, кто приедет, желательно за два месяца. Важно, чтобы там не было невъездных. Оказалось, что для многих артистов, которых я наметил на роли, в первую очередь Леонида Ярмольника, украинская граница закрыта.

Для меня невозможность снимать в Одессе была ударом, я думал закрывать фильм, ведь картина во многом и задумывалась ради того, чтобы приехать в город детства, пожить там, подышать тем воздухом. Потом все-таки потихоньку смирился. Кто-то посоветовал снимать в Бухаресте, и, знаете, оказалось, что это прямо действительно Одесса! Правда, выяснилось, что это очень дорого.

Пришлось складывать дикий пазл. Снимать по кусочку, по улице в разных городах: в Таганроге, куда, кажется, из Волгограда привезли трамвай, в Ростове (старый аэропорт), в Сочи (все, что связано с кораблем). И я, и фильм потеряли от того, что не снимали в настоящей Одессе, но такова наша жизнь. С этим ничего не поделаешь — это сегодняшняя реальность.

В «Одессе» я не делал никакой поправки на зрителя. В других работах, наверное, более внимательно к этому относился. Фильм о прошлом необязательно адресован только тем, кто это лично прожил. Ведь есть картины о временах Наполеона, и в те времена ни один зритель не жил.

«Одесса» не о холере, не о городе, охваченном эпидемией. Иначе надо было бы снимать, как людей тошнит на улицах, и так далее. Но эта тема там есть. Например, стрельба из автоматов по рыбакам, вышедшим в море, — потому что улов мог быть опасен. В обычной жизни, конечно, такого не было.

Весь фильм — мое воспоминание, но не точное, а расплывчатое, в чем-то — сочиненное. Я хотел рассказать обо всех этих людях, живущих в одесском дворике: соседях, парализованном Жорике, которому внучка беспрерывно зажигала сигареты. Это все было у меня смутными обрывками, а благодаря сценаристу Максиму Белозору соединилось в фильм.

Мальчик Валерик — это, конечно, не я, но немножко и я. Какие-то кадры сняты его глазами, например, когда бабушка его кормит и говорит: «Кушай-кушай». Это те секунды, которые мальчик будет вспоминать, когда вырастет.

Когда мне было десять лет, семья переехала из Одессы в Москву, куда я не хотел, ведь пришлось оставить мой мир, друзей. Наверное, если бы я остался, был бы моряком — в Одессе все мальчики об этом мечтали.

Мой фильм ничему не учит. Вообще, я подобное кино не смотрю и стараюсь не снимать. Думаю, никто это не любит — когда их учат жить.

Фильм «Одесса» в прокате с 5 сентября.

Источник: http://ria.ru/20190611/1555459029.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *